Виктор Шаубергер. Живая энергия

Living_energies_img_0

По представлениям Шаубергера, вся планета Земля представляет собой единый организм, кровью которого является вода ( впрочем, он утверждал, что организмами также являются не только люди, животные и растения, но и камни). При этом главная функция воды — это перенос энергии, причём энергии не столько физической, тепловой и механической, сколько мистической — созидающей, живой, одухотворяющей, дающей жизнь. Но помимо этой «энергии жизни» вода может нести и «энергию смерти» — энергию разрушения, болезни, гибели. Не правда ли, возникают прямые ассоциации с живой и мёртвой водой из народных сказок?

Однако эта мистическая энергия, по Шаубергеру, может проявляться и вполне физически — насыщенная «живой» энергией вода обладает большой механической мощью, — она способна размывать наносы, перекатывать большие камни и даже отрывать их ото дна, обеспечивать мощное и свободное течение рек. Именно эта энергия, по его мнению, обуславливает феноменальную способность форели в горных ручьях не только успешно оставаться на месте в сильном течении, почти не работая плавниками и хвостом, но и совершать «с места» мощные рывки вверх по течению и даже прыжки на внушительную высоту — против потока воды! Наоборот, преобладание «энергии смерти» делает течение воды механическим и безжизненным, приводит к заиливанию русла и заболачиванию берегов, к упадку и распространению болезней.

Тем не менее, обе энергии необходимы для поддержания жизни — одна из них обеспечивает рост, развитие и созидание, а другая — распад и подготовку к повторному использованию отжившего и ненужного. Всё дело в их балансе. В нормальном цикле, по Шаубергеру, «живая» вода поступает из-под земли в виде холодных родников. Далее она проходит по поверхности, одаривая жизненной энергией всё существующее здесь, а взамен забирает ненужное, отжившее и постепенно становится «мёртвой». Затем она возвращается под землю, где снова восстанавливается и превращается в «живую». Важнейшую роль в процессе её восстановления играет лес, корни деревьев.

По этой причине Шаубергер не одобрял использование колодцев — ведь в них вода ещё «не дозрела» для появления на поверхности — и был категорически против использования артезианских скважин. По этой же причине он не слишком жаловал и речную воду — ведь по пути она уже отдала часть своей «живой» энергии и набрала сколько-то «мёртвой». Наилучшей водой он считал взятую из родника непосредственно в том месте, где она естественным путём вышла на поверхность. При этом лучше всего использовать высокогорные родники, — ведь чтобы подняться на большую высоту, вода, по его мнению, должна иметь самый большой запас «живой» левитирующей силы, которая и выталкивает «созревшую» воду наверх, поэтому чем выше расположен родник, тем больше этой живительной силы в его воде! Кстати, и запасы «полезных ископаемых», прежде всего нефти, газа и угля, Шаубергер полагал необходимыми для нормального цикла подземного восстановления и «созревания» воды, поэтому их использование в качестве топлива он считал преступлением против Земли и будущих поколений .

На свойства воды существенным образом влияют условия её протекания. Сохранению и восстановлению её живительной силы способствует тень, прохлада и естественное завихрённое движение в русле реки. Такая вода способна самоочищаться и обладает большой энергией, в том числе механической. Процессы такого рода Шаубергер относил к группе имплозионных процессов. Наоборот, тепло, прямые солнечные лучи, спрямлённые берега русла приводят к преждевременной потере живительной силы воды и нарастанию её разрушительных свойств. Такая вода течёт под действием одной лишь гравитации, русло быстро заиливается и заболачивается, в этой воде неудержимо начинают размножаться возбудители болезней и развиваются процессы деградации и разложения. Однако наивысшим естественным разрушителем он считал огонь, возвращающий всё сущее к самым элементарным формам. В более общем смысле к «горению» он относил все процессы окисления: «”нормальный” процесс сгорания природа использует только для разложения, распада и устранения “эволюционно непригодного”, он действует, таким образом, при температуре +40°C, при нагревании или поджигании кислород становится агрессивным и воинственным» . Всю группу окислительных процессов, сопровождающихся выделением тепла, он относил к эксплозии.

Имплозия и эксплозия

Сами по себе понятия «имплозия» и «эксплозия» — не изобретение Шаубергера. Они достаточно широко используются в науке и технике. Однако Шаубергер вкладывал в них гораздо более обширный смысл, нежели это принято в современной терминологии.
Современные понятия имплозии и эксплозии

Под эксплозией (explosion) обычно понимают резкое — взрывное или взрывоподобное — расширение чего-либо, как правило с выделением большого количества тепловой энергии. Это и обычные взрывы, и процессы в различных двигателях внутреннего сгорания, и собственно горение в разнообразных формах, прежде всего интенсивное горение, сопровождаемое выбросом больших объёмов продуктов сгорания. Иногда к эксплозионным относят и другие интенсивные расширительные процессы, не сопровождаемые выделением тепла. В двух словах можно сказать, что эксплозия — это «взрыв наружу».

Наоборот, имплозия (implosion) — это как бы «взрыв внутрь». Примеры подобных явлений найти не так легко. Пожалуй единственное, что можно вспомнить навскидку — это схлопывание кавитационных пузырьков. В технике примеров использования имплозии на много порядков меньше, чем повсеместно используемой эксплозии. Наиболее известный пример — это устройство атомной бомбы, где синхронный взрыв обычных зарядов в прочной оболочке сжимает части ядерного заряда, сближая их в центре бомбы на критическое расстояние и удерживая в таком положении в начале ядерной реакции (самому ядерному взрыву прочная оболочка уже не помеха — вместе со всем окружающим она в доли секунды испаряется и превращается в плазму). С точки зрения Шаубергера более кощунственного применения имплозии придумать невозможно!/P>

Имплозия и эксплозия по Шаубергеру

Шаубергер использовал более широкую трактовку этих понятий и относил к ним не только резкие взрывные и взрывоподобные процессы, но и более спокойные, прежде всего вращательные и вихревые, уделяя первостепенное внимание именно им — как наиболее естественным и безопасным способам получения и использования энергии.

При этом к эксплозии он относил вращение, перемещающее рабочее тело из центра к периферии (центробежные насосы, турбины, пропеллеры, центрифуги и прочее — именно так работает подавляющее большинство широко распространённых технических устройств).

Это расширяющееся вращение Шаубергер связывает с дезинтеграцией, торможением, рассеиванием, разрушением, отсоединением, возрастанием трения . Оно сопровождается потерями энергии организованного движения, превращающейся в хаос нарастающего тепла. При этом поддержание такого вращения требует затрат работы, которые расходуются на нагрев и при увеличении скорости возрастают в квадратичной зависимости — в полном соответствии с современной физикой и ежедневным опытом общения с техникой.

К имплозии, соответственно, относится вращение, перемещающее рабочее тело от периферии в центр. Прежде всего это водовороты и вихри. В технике устройства, специально созданные для получения такого вида движения, я, пожалуй, и не припомню (воронки, образующиеся при вытекании жидкостей из различных ёмкостей, не в счёт — они образуются сами по себе, более того, иногда с ними специально борются). Единственное, что приходит в голову — это всевозможные устройства для загрузки жидких и сыпучих веществ в узкие отверстия, однако и там цель — ограничить разброс вещества и направить его поток. Имплозионное (вращательное центростремительное) движение как таковое обычно там тоже не рассматривается и не учитывается, и, как правило, оптимальной считается организация прямого потока.

Имплозионное центростремительное вращение Шаубергер соотносит с объединением, ускорением, интеграцией, взаимодействием, формированием, уменьшением трения. Всё это сопровождается превращением тепла в организованное механическое движение и соответствующим охлаждением (получается как бы вариант «демона Максвелла», позволяющего придать порядок хаотическому тепловому движению и использовать энергию рассеянного тепла). При этом Шаубергер утверждает, что здесь также имеет место квадратичная зависимость, но уже получения организованного движения от степени охлаждения!

Направление вращения также не безразлично. С эксплозией Шаубергер иногда ассоциирует вращение налево-наружу, а с имплозией — направо-внутрь (по часовой стрелке). Замечу, что в некоторых случаях о направлении вращения можно говорить лишь весьма относительно — стоит зайти с другой стороны, как правостороннее вращение начинает выглядеть левосторонним и наоборот. Однако при наличии поступательного (осевого) движения, — а вихрь сочетает и вращательное, и поступательное движение вещества, — эти различия становятся существенными (на винт с правой резьбой не удастся навернуть гайку с левой).

Сравнение принципов работы традиционных двигателей и двигателей Шаубергера

В табличке собраны наиболее важные отличия традиционных (эксплозионных) двигателей и имплозионных двигателей Шаубергера. Здесь различия в подходах будут видны наиболее наглядно.





































Критерий Традиционные двигатели Двигатели Шаубергера
Источник работы Расширение сжатого газа в атмосферу (в конечном итоге) Движение газа из атмосферы в вакуум
Создание рабочих условий Повышение температуры или получение горячих продуктов горения с помощью вспышек или постоянного горения Создание разрежения механическим способом
Периодичность действия Используется в поршневых двигателях и не используется в турбинах Используется всегда в том или ином виде («дышащие», пульсирующие машины)
Центробежное вращательное движение Не используется или используется для повышения давления (нагнетения) Используется для создания рабочего разрежения посредством центробежного отсоса (как в бытовых пылесосах)
Центростремительное вращательное движение Обычно не используется вообще Используется для движения рабочего тела в вакуум
Вакуум Отсутствует, не используется или используется для вспомогательных целей (в основном для подачи топлива всасыванием) Основное условие для работы двигателя

О «биологическом вакууме»

Шаубергер неоднократно подчеркивал, что в основе работы его машин лежит «биологический вакуум». Что же он имел в виду под этим термином?

Сам он по этому поводу замечал следующее: «в биотехнике вакуум создаётся посредством уменьшения объёма веществ в извилистых трубах, через которое, в процессе репульсации, может быть получена энергия» . С технической точки зрения это объяснение выглядит не слишком понятным.

В другом месте Шаубергер упоминает «таинственное отрицательное давление, которое обнаружил в грудной клетке профессор Зауербух». Имеется в виду разрежение в плевральной полости, обеспечивающее расширение лёгких при вдохе . Это разрежение создаётся в тканях, относительно проницаемых для газов и жидкостей — непрерывно многие десятки лет в течение всей жизни организма (как известно, уже небольшие нарушения герметичности плевральной полости существенно затрудняют дыхание, а обширные повреждения плевры делают самостоятельное дыхание практически невозможным, даже если сами лёгкие и мышцы грудной клетки абсолютно не повреждены). Говоря о «биологическом» вакууме, Шаубергер имел в виду подобные механизмы его создания. В отличие от наиболее распространённой в вакуумной технике технологии откачки в сочетании с попытками сохранить полученное разрежение, максимально оградив его от внешней среды, в машинах Шаубергера разрежение создаётся в процессе работы динамически, без жёсткой изоляции от окружающей среды. Более того, как правило, там вообще нет каких-либо видимых клапанов и заслонок, предназначенных для герметичной изоляции внутренних полостей от внешней среды.

Так что, скорее всего, в данном случае речь идёт о динамически создаваемом пульсирующем разрежении, неким весьма отдалённым техническим аналогом которого можно считать разрежение, возникающее в цилиндрах двигателей внутреннего сгорания в такте всасывания. Конечно, у Шаубергера нет никаких поршней, а пульсации разрежения обуславливаются процессами, происходящими вследствии особенностей движения жидкостей и газов в достаточно длинных «извилистых трубах» специальной конфигурации.

Химические процессы и атомные трансмутации

Шаубергер неоднократно отмечал, что в его установках различные вещества (прежде всего вода) претерпевают и химические превращения. Более того, некоторые установки и процессы он специально разрабатывал с этой целью, например, устройство для сжижения угля . Здесь я не буду подробно останавливаться на подходе Шаубергера к химическим превращениям, лишь замечу, что любой современный химик, прочитав его описание, пожалуй, в лучшем случае назовёт всё это «алхимической чушью», а то и потребует немедленной госпитализации автора в психушку. Тем не менее, какие-то химические процессы во время работы его установок однозначно имели место. Причём не они являлись источником работы этих установок, а выделившейся при этом химической энергии абсолютно недостаточно для объяснения их работоспособности, если только такая энергия вообще выделялась, а не забиралась для преобразования вещества.

Более того, в некоторых случаях он определённо говорит не только о химических, но и об атомных преобразованиях, происходящих в его конструкциях . Насколько это соответствует современному понятию атомных преобразований — вопрос спорный, ибо терминология Шаубергера значительно отличается от общепринятой. Безусловно, общепринятая наука отрицает возможность каких-либо ядерных преобразований в условиях, которые могли бы быть в установках Шаубергера. Однако я всё же не стал бы априори отбрасывать возможность каких-то низкотемпературных ядерных превращений (трансмутаций), происходящих, например, вследствии очень сильных и резких перепадов давления при кавитационных явлениях на скоростях вращения до 30000 об/мин. По крайней мере, очевидцы свидетельствуют, что вылетающие из одной из его машин капли воды пробивали бетонную плиту толщиной 4 см и стальную закалённую пластину толщиной 4 мм , а это говорит о весьма экстремальных условиях внутри установки.

Изменения, происходящие с рабочим телом в процессе эксплуатации, приводят к тому, что время от времени воду в имплозионной машине, работающей лишь на воде и воздухе, надо менять — это ещё одно подтверждение каких-то изменений, происходящих непосредственно с рабочим веществом в процессе работы.

Считаю необходимым отметить, что в настоящее время существует теория, которая предсказывает именно подобные результаты. Е.И.Андреев на основе альтернативной физической теории Д.Х.Базиева утверждает, что в момент схлопывания кавитационных пузырьков, возникших при резком падении давления, возможно создание условий для получения дополнительной энергии за счёт «фазового перехода высшего рода», являющегося, по сути, ядерным процессом с мизерным дефектом массы (~10–8), при котором отстуствует радиационное излучение и атомы сохраняют свои физические и химические свойства. Вместе с тем при многократном повторении (ограниченный объём рабочего тела в замкнутом цикле) дефект массы будет нарастать, а это приведёт к изменению физических и химических свойств атомов (трансмутациям) и уменьшению способности воды к отдаче энергии. «Отработанная» вода может снова восстановить свои свойства в природных условиях с течением времени за счёт естественных процессов. Сравните это с утверждениями Шаубергера!

Выбор материалов

Очень большое значение Шаубергер придавал материалу, из которого делал свои установки. В большинстве случаев наиболее оптимальным материалом для контактирующих с водой элементов он считал благородные металлы — золото и серебро. Подходящим металлом являлась также медь и её сплавы. Для деталей с большой механической нагрузкой использовалась сталь. Вот как описывал очевидец одну из его установок: «Разобранная машина: в общем и целом концепция очень интересна. Похожа на Везувий из золота и серебра с несколькими кратерами, расположенными по кругу <...>. Если бы не внутреннее вакуумное устройство, машину можно было бы принять за римскую амфору из позолоченной и посеребрённой латуни.»

Должен заметить, что как золото и серебро, так и медь обладают наивысшими значениями удельной электрической проводимости и являются коррозионно-стойкими в отношении воды, воздуха и водяного пара. Сталь в таких условиях долго не выдерживала, и, по свидетельству очевидца, «в пределах пяти минут кованый металл покрывался ржавчиной, как будто он пролежал в воде две недели», не помогала даже ртутная изоляция (очевидно, амальгамирование,).

Достоверность проектов Шаубергера

Шаубергер не только выдвигал идеи и разрабатывал проекты, но и реализовывал некоторые из них в металле, в том числе и на свои средства. Конечно, были и неудачи (наверное, как обычно бывает у первопроходцев, их было большинство), но были и удачи, подтверждённые очевидцами. Причём удачи эти выглядят фантастическими и по сей день. Именно это выдвигает Шаубергера из огромного множества авторов различных проектов по извлечению «свободной энергии» и до сих пор не даёт покоя энтузиастам.

Реализация устройств Шаубергера

Естественно, многие идеи Шаубергера остались лишь на бумаге и никогда не воплощались в жизнь. Безусловно, некоторые проекты по тем или иным причинам потерпели неудачу при попытке реализации и не были доведены до конца или были отвергнуты ввиду несостоятельности. Не страдая мазохизмом, такие провалы Шаубергер, конечно, не афишировал, хотя, судя по его стилю, и не скрывал их во чтобы то ни стало.

Также естественно, что с течением времени идеи изменялись — развивались, дополнялись и корректировались. По этой причине следует с осторожностью относиться к нереализованным проектам и наброскам Шаубергера, особенно ранним (до II Мировой войны). Вот как сам Шаубергер описывает доводку и предпусковую доработку одной из своих конструкций: «Порой хотелось разнести машину на осколки. Внутри неё всё происходило совсем не так, как я хотел! <...> Всё происходило совсем не так, как я это себе представлял. Что-то оставалось упущенным, и я начал было сомневаться в своей правоте.» .

Тем не менее, есть по крайней мере три устройства, достоверность существования и работоспособности которых на данный момент я оцениваю как весьма высокую: это труба Шаубергера, репульсин и домашний генератор.

Шпионские игры

После II Мировой войны интерес к работам Шаубергера проявляют многие государства. В то же время сам Шаубергер, с ещё свежими впечатлениями от работы в концлагере под «отеческим присмотром» нацистов, приходит к выводу, что не время передавать свои наработки «секретным физикам», поскольку всё тут же будет засекречено с целью получить какие-то преимущества одной из сторон в новом мировом противоборстве, но человечеству в целом пользы от этого не будет. Судя по его письмам, он предпочитал оставаться независимым исследователем и сохранять за собой право объявить о результатах своих исследований так и тогда, как и когда сам сочтёт нужным.

И всё же в 1957 году он подписал годичный контракт с американцами и в 1958 году вместе с сыном Вальтером отправился в Техас. По некоторым данным, уровень секретности был таков, что они были практически лишены связи с внешним миром. От предложения продолжить контракт Шаубергер категорически отказался, более того, работы были прерваны досрочно и он возвратился в Австрию. Многие уверены, что именно этот отказ от продолжения сотрудничества с американцами в восстановлении репульсина и стал истинной причиной его смерти в том же 1958 году, через 5 дней после возвращения. Впрочем, весьма вероятно, что никаких насильственных действий не было. Перед возвращением на родину Шаубергер стал жертвой юридического мошенничества, подписав некие бумаги, по которым, как он потом с негодованием узнал, права практически на все его разработки переходили американцам (не подписывайте никаких бумаг, не прочитав их внимательно, что бы ни говорили подсовывающие их люди)! Для 73-летнего человека этот стресс сам по себе мог быть вполне достаточным поводом для смертельного инфаркта или инсульта. Недаром перед смертью он с горечью говорил: «Я больше не принадлежу самому себе»!

Уже немолодой человек, во время войны получивший большой опыт «общения» с эсэсовцами, курировавшими его разработки в заключении, а после войны — как минимум с американской и советской разведками, он вряд ли питал иллюзии в отношении методов их работы. В частности, концлагерь Маутхаузен, куда был интернирован Шаубергер, входил в советскую зону оккупации, но был освобождён американцами. Думается, американцы стремились туда не только для освобождения несчастных заключённых, но прежде всего, чтобы первыми попасть в засекреченные лаборатории, опередив советские спецслужбы. Им это удалось. Шаубергер был помещён ими в фильтрационный лагерь, откуда выпущен только после завершения войны с Японией. Так что Шаубергер, скорее всего, допускал, что «компетентные органы» отслеживают все его публикации, патенты и патентные заявки, и если не при его жизни, то после его смерти смогут получить все интересующие их документы из его личного архива.

Конечно, необычный образ мышления и «алхимический» стиль изложения мыслей сам по себе служил неплохой защитой, — многое ли можно понять из следующего описания доработки конструкции машины: «Но горящие свечи указали мне путь, рассказали о том, как происходит дематериализация веществ. Подоконник — гладкая поверхность — движение Луны. Задача решена! <...> А упущены были две функции — холодного света и Луны. Блестящая идея! Наверное, божий промысел или случайное совпадение помогли мне разрешить головоломку. Убить двумя выстрелами одного зайца: 1) холодный свет; 2) осевое движение Луны»? Какое отношение имеют «холодный свет» и Луна к работе машины, у которой в закрытом металлическом корпусе с огромной скоростью вращается ротор?

Однако эскизы и рисунки в силу своей природы более наглядны и однозначны, и тут необходимо либо просто опускать какие-то принципиально важные моменты, либо акцентировать внимание на других, непринципиальных аспектах, маскируя суть работы аппарата. В связи с этим следует весьма осторожно относиться и к послевоенным публикациям Шаубергера, в том числе к его эскизам и объяснению работы различных установок, включая знаменитый репульсин, — информация может быть неполной или намеренно искажённой. Здесь более достоверными могут оказаться довоенные публикации по схожим конструкциям, когда Шаубергер ещё не имел печального опыта «шпионских игр».

Впрочем, и до войны Шаубергер не был наивным простачком. Вот что он писал ещё в 1936 году: «Сейчас я могу создать организм моей машины таким образом, что она будет прекращать работу в тот момент, когда кто-то приоткроет её крышку. Точно так же прекращаются жизненные процессы в теле при вскрытии сердца. Так и моя машина перестанет работать, когда какой-нибудь любопытный захочет изучить её анатомию.» . Анализируя конструкции Шаубергера, не стоит забывать, что все мы являемся именно такими «любопытными»!

Виктор Шаубергер – Живая энергия / Coats & Schauberger – Living Energies
Перевод на русский известной книги гениального учёного.

Living_energies_img_0

Скачать в PDF: Шаубергер – Живая энергия / Coats & Schauberger – Living Energies

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.